Жилет тореадора

Жилет тореадора : ответы на кроссворды и сканворды.

. Правит моими бурями Марина -- звезда -- Юрьевна, Солнце -- среди -- звезд. И кто-то, под маскою кроясь: -- Узнайте! -- Не знаю. Не для тысячи судеб -- Для единой родимся. Я ни в чем не одинаков, Я -- веселый мальчик-бред. Ужасные! -- Пламень и мрак! Две черных ямы. Рот невинен и распущен, Как чудовищный цветок. Из зияющих пастей домов -- Громовыми руладами рвется рояль, Разрывая июньскую ночь. -- Ох, Родина-Русь, Неподкованный конь! Кумач твой без сбыту, Палач твой без рук. -------- О бродяга, родства не помнящий -- Юность! -- Помню: метель мела, Сердце пело. О, первый бал-самообман! Незаживающая рана! -------- Слово странное -- старуха! Смысл неясен, звук угрюм, Как для розового уха Темной раковины шум. -------- У мамы сегодня печальные глазки, Которых и дети и няня боятся. Холодно! Кукла без глаз Мрачно нахмурила брови: Куколке солнышка жаль! В зале -- дрожащие звуки. Я кумиров твоих не коснулась бы дерзко и смело, Ни любимых имен, ни безумно-оплаканных книг. Мама у маленькой Валеньки Тихо сняла башмачки. Холод -- в весельи, зной -- В Вашем унынии. Ведь я островитянка С далеких островов! Живу -- никто не нужен! Взошел -- ночей не сплю. Вот страсть! -- Перо! -- Вдруг -- розовая роща -- в дом! Есть запахи -- Как заповедь. Даровых больниц Заунывное: не выйду! Это -- проводами стальных Проводов -- голоса Аида Удаляющиеся. Он не изменит гордой позы, Поклонник Байрона, -- он горд. Что же скажу тебе, кроме: -- "Ты это забудь и оставь!" Ведь не растревожишь же! Не повлекуся! Ни рук ведь! Ни уст, чтоб припасть Устами! -- С бессмертья змеиным укусом ся женская страсть. Звали -- равно, называли -- разно, Все называли, никто не назвал. Форма значительно упрощается, а самые прогрессивные модники начинают носить костюмы по типу французских «мушкетерских». Не спешит в постельку лечь, Должен птицу он стеречь, Богатырь кудрявый. Так по перьям, Иду к двери, За которой -- смерть. Я буду беседовать с тенью! Мой милый, забыть нету мочи! Твой образ недвижен под сенью Моих опустившихся век. Голытьбе с любовью долг День весенний, звонный. И лоб Ваш властолюбивый, Под тяжестью рыжей каски, Не женщина и не мальчик, -- Но что-то сильней меня! Движением беспричинным Я встала, нас окружили. Но между нами -- океан, И весь твой лондонский туман, И розы свадебного пира, И доблестный британский лев, И пятой заповеди гнев, -- И эта ветреная лира! Мне и тогда на земле Не было места! Мне и тогда на земле Всюду был дом. Мама у сонной дочурочки Вынула куклу из рук. Но с этой последнею Прелестью -- справлюсь, И эту последнюю тяжесть я Сброшу. Меж Забавой и Заботой Пополам расколота, -- Серебро мое -- суббота! Воскресенье -- золото! Коли грусть пошла по жилушкам, Не по нраву -- корочка, -- Знать, из правого я крылушка Обронила перышко. И уж роща не колышется -- Только пни, покрыты ржой. Легкомысленнейший час! -- Мне же Глубочайший час. Я молчу, я смущенно не смею Заглянуть тебе в гаснущий лик. Сталкивает их цепи, Смешивает отрепья Парная колея. Стекла, дремучего, как сон, Окна, единственный закон Которого: гостей не ждать, Прохожего не отражать. С зарницею сероглазой Из замшевой черной сумки Вы вынули длинным жестом И выронили-платок. Последняя труба окраины О праведности вопиет. В тонкие шелка китайские Разнаряженным с утра, Заводившим песни райские У разбойного костра. -------- Сильнее гул, как будто выше -- зданья, В последний раз колеблется вагон, В последний раз. Лира -- завет бедности: Горы -- редей темени. -------- Вереницею певчих свай, Подпирающих Эмпиреи, Посылаю тебе свой пай Праха дольнего. -------- Выстрел -- в самую душу, Как только что по врагам. И руку движеньем длинным Вы в руку мою вложили, И нежно в моей ладони Помедлил осколок льда. -- Аля! -- Это будет в мире- В первый раз. А сугробы подаются, Скоро расставаться. -- "Ты страдал! Теперь цари! Здравствуй, сын Наполеона!" Барабаны, звуки струн, Все в цветах. Трубка и роза, роза и трубка -- Попеременно -- в маленьком рту. И вот, тоскующая тень, Стою над спящими друзьями. Выпущен на теле Model Muse и на новом молде. Я их опускала-тоже! Прохожий, остановись! Прочти -- слепоты куриной И маков набрав букет- Что звали меня Мариной И сколько мне было лет. Век мой -- яд мой, век мой -- вред мой, Век мой -- враг мой, век мой -- ад. А рядом -- распластавши юбки, Как роза распускает цвет -- Под полами его халата, Припав к плечам его, как змеи, Две -- с ожерельями на шее -- Над шахматами клонят лоб. Фуражечку б на бровишки И -- прощай, моя джаным! Правнуком своим проживши, -- прадедом своим. Ах, не оценят -- мир так груб! -- Пленительную Вашу позу. -- Я бы уж не говорила, Я посмотрела бы вниз. Нагулявшись, наплясавшись на шальном пиру, Покачались бы мы, братец, на ночном ветру. День -- с ремень, ноченька куца: Ни начать, ни взяться. Расскажи, сгорающий небосклон, Про глаза, что черны от боли, И про тихий земной поклон Посреди золотого поля. Где метель: покров-наш-полог, Голова приклонна! Цельный день грызет, докучня, Леденцовы зерна. Куполок твой золотенький, Ясны звезды -- под лобиком.

Времячко мое златое! Сонм чудесных прегрешений! Всех вас вымела метлою Консуэла -- Утешенье. Но день прошел, и снова феи -- дети, Которых ждут и шаг которых тих. Глядит, угрюмая Глазами хмурыми немых окон. В вывернутой наизнанку Мантии Врагов Народа Утверждаем всей осанкой: Луковица -- и свобода. -------- Где-то за лесом раскат грозовой, Воздух удушлив и сух. И почтеньем к уму, И презрением к платью Плоти -- временному! Вы -- ребенку, поэтом Обреченному быть, Кроме звонкой монеты Всe -- внушившие -- чтить: Кроме бога Ваала! Всех богов -- всех времен -- и племен. Она, Психеи бестелесней, Читает стих Экклезиаста И не читает Песни Песней. Наша победа: мы вечно богаты Новым вином! -------- Воспоминанье слишком давит плечи, Я о земном заплачу и в раю, Я старых слов при нашей новой встрече Не утаю. Дабы ты меня не слушал В ночь -- в премудрости старушьей: Скрытничестве -- укреплюсь. Мы сойдемся в Страстной Четверг Над церковкой Бориса -- и -- Глеба. В изглавьи, в изножьи, И справа, и слева -- ручищи по швам -- Жандармские груди и рожи. Останься, друг! О, не буди! На улицах морозно. Долг и Верность спустив с цепи, Человек молодой -- не спи! В воротах, как Благая Весть, Белым стражем да встанет -- Честь. -------- Всe в ваших домах Под замком, кроме сердца. Здесь оконца узорные узки, Здесь и утром портреты в тени. В связи с этим радует изображение замка Нойшванштайн на коробке, и головной убор из цветной ткани с люрексом на голове. Ты знаешь -- чтоб лучше читать -- О Равви -- глаза закрываю. Я не молю: "О, Господь, уничтожи Муку грядущего дня!" Нет, я молю: "О пошли ему. -- Позолоти! И вырастает с ударом грома Черный -- на черном -- туз. У этой куклы особый молд согнутых рук, ранее использовавшийся только для куклы I Dream of Jeannie. Знаем, как "дается"! Над тобой, "пустяк", Знаем -- как потелось! От тебя, мазок, Знаю -- как хотелось В лес -- на бал -- в возок. Он поет мне За синими окнами, Он поет мне Бубенцами далекими, Длинным криком, Лебединым кликом -- Зовет. Глаза куклы ярко подведены и накрашены золотистыми тенями, а губы имеют насыщенный кораллово-красный цвет. Ты -- над Московскою Державой Вздымаешь радугу -- дугу. -- ибо красный цвет Старится, ибо пурпур -- сед В памяти, ибо выпив всю -- Сухостями теку. Гаснул вечер, как мы умиленный Этим первым весенним теплом. Next зимний комбинезон. На зеленом, на солнечном спуске Незнакомку добром помяни! Видит Бог, от судьбы не укрыться. С молоком кормилицы рязанской Он всосал наследственные блага: Триединство Господа -- и флага. О, какой сладкий обман! -------- -- "Все перемелется, будет мукой!" Люди утешены этой наукой. ================ Цепок, цепок венец из терний! Что усопшему -- трепет черни, Женской лести лебяжий пух. Так, погребенья через час, Пошла "Волошинскою горою" Гора, названье Янычар Носившая -- четыре века. И лира уверяла: мира! А губы повторяли: жаль! Крово-серебряный, серебро- Кровавый след двойной лия, Вдоль обмирающего Гебра -- Брат нежный мой, сестра моя! Порой, в тоске неутолимой, Ход замедлялся головы. Забавно, что зубы куклы закрашены красным цветом, и губы выглядят полнее. Но имя Бог мне иное дал: Морское оно, морское! В круженье вальса, под нежный вздох Забыть не могу тоски я. Что для взрослых -- вериги, Для шалуньи, как ты, для свободной души -- волшебство. Пастор с книгою святою, -- Всяк.красотою Над беспутной сиротою.

Костюм тореадора. История и составные части. …

. Ну, как же я тебя покину, Моя германская звезда, Когда любить наполовину Я не научена, -- когда, -- -- От песенок твоих в восторге -- Не слышу лейтенантских шпор, Когда мне свят святой Георгий Во Фрейбурге, на Schwabenthor. Тяжело ступаешь и трудно пьешь, И торопится от тебя прохожий. Такое уж мое именье: Весь век дарю -- не издарю! Зато прибрежные каменья Дробя, -- свою же грудь дроблю! Подобно пленной королеве, Что молвлю на суду простом -- Я, выношенная во чреве Не материнском, а морском. -- По селам стих Не ходит о их смертном часе. Ах, в раззор, в раздор, в разводство Широки -- воротцы! Прощай, снег, зимы сиротской Даровая роскошь! Прощай, след незнам, непытан, Орлов белых свита, Прощай, грех снежком покрытый, По снегам размытый. Соляное семейство Лота -- Вот семейственный ваш альбом! Дети! Сами сводите счеты С выдаваемым за Содом -- Градом. Есть небольшие вариации цвета сережек - они могут быть синими или серебряными. Мужское военное пальто. Вот и свиделись! -- А воздух каков! -- Есть же страны без мешков и штыков! В мир, где "Равенство!" вопят даже дети, Опоздавшие на дважды столетье, -- Там маячили -- дворянская спесь! -- Мы такими же тенями, как здесь. А тот, кто верить мог, что есть любовь, Казался глупый. Так разминулись Зигфрид с Брунгильдой, Брачное дело решив мечом.

Afghan troops disarm suicide bomber's vest

. Это -- шире Ладоги И горы верней -- Человека надоба Ран -- в руке моей. -- Тяжелым смарагдовым маслом Стекает кровища. Корона принцессы Камбоджи и ее массивные сережки - золотые. Папироса горит и гаснет, И долго -- долго дрожит на ее краю Серым коротким столбиком -- пепел. Плачется карлик в смешном колпаке, Плачется: "Плохо ее берегли мы!" Белую ленту сжимает в руке Маленький карлик любимый. До самых органных низов Встревожена -- творческий с Вторжения -- бойся, с высот -- Все крепости на пропастях! -- Пожалуй -- органом вспоет. Не суетность меня, не зависть В дом привела, -- не воспрети! Я дитятко твое восславить Пришла, как древле -- пастухи. -- Так Чума веселит кладбище! ================== Налетевший на град Вацлава -- Так пожар пожирает траву -- ушивший без содроганья- Так зола засыпает зданья: -- Отзовитесь, живые души! Стала Прага -- Помпеи глуше: Шага, звука -- напрасно ищем. Она одета в традиционный для знати костюм: у нее хлопковое платье с орнаментом, цветное пончо и высокий головной убор-шлем с натуральными перьями, которые позволялось носить только знатным ацтекам. И речи странные-мне-страннице Шептал -- ты. А тот -- игры уй ставка -- Дымит себе с улыбкой детской. Всех героинь шекспировских трагедий Я вижу в Вас. Второй вариант - ярко-голубое платье с красными цветами, измененная упаковка. Голубь голый и светлый, Не живущий четой

Комментарии

Новинки